В сентябре 2014 г. к нам обратился клиент с вопросом о возврате обеспечения по муниципальному контракту, заключенному на основании закона 44-ФЗ. Компания клиента находится в г. Краснодаре.

По результатам проведения электронного аукциона между Клиентом и МКУ был заключен контракт на поставку кресел для конференц-зала. Общая сумма контракта составляла порядка 700 000 руб.

При заключении контракта в конкурсной документации содержалось условие о внесении поставщиком обеспечение исполнения контракта.

Обеспечение – это сумма, гарантирующая заказчику исполнение контракта контрагентом. По закону обеспечение возможно предоставить следующим образом:

— в форме внесения денежных средств на расчетный счет заказчика;

— в форме выдачи банковской гарантии.

В конкурсной документации также было предусмотрено две формы на выбор. Со своей стороны Клиент выбрал предоставить обеспечение в виде внесения денежных средств на расчетный счет МКУ.

 

Проблема:

 

По условиям контракта, на первом этапе поставщик должен согласовать с заказчиком материалы, из которых будут изготовлены кресла, их цвет, плотность, фактуру и т. д. Затем предоставить образец кресла, и только после итогового согласования поставить всю партию.

Но поставщик так и не смог выполнить заказ для МКУ г. Новосибирска. Он представил образцы материалов, и на этом все закончилось: заказчик долгое время не согласовывал материалы, тянул время, а затем и вовсе перестал отвечать на звонки.

И, через некоторое время, поставщик узнал, что новосибирцы в одностороннем порядке расторгли контракт и подали заявление в УФАС на внесение краснодарской компании в реестр недобросовестных поставщиков.

Поставщик пришел в компанию «Юрсервис» с вопросом «Можно ли вернуть обеспечение по контракту в связи со сложившейся ситуацией?».

 

Цель – возврат обеспечения исполнения контракта в судебном порядке.

 

Процесс работы над проектом:

 

Анализ ситуации показал нам, что на момент обращения Поставщика в «Юрсервис», между красноярской и новосибирской компанией уже шел судебный процесс. МКУ г. Новосибирска подало на Краснодарскую компанию в суд заявление о взыскании неустойки за неисполнение контракта.

Это дело рассматривалось в упрощенном судопроизводстве, юристы успели вмешаться, и нам удалось снизить сумму неустойки. В октябре 2014 года, получив решение о снижении неустойки, но все равно ее взыскании в пользу МКУ г. Новосибирска, мы начали готовить документы для подачи иска, так как неустойка, пени, штрафы и прочее – все это должно покрываться суммой обеспечения по контракту.

В нашем случае, неустойка была взыскана сверх суммы обеспечения. Мы подготовили и направили заявление о зачете, по которому зачли сумму неустойки из суммы обеспечения по контракту (894 000 руб.).

 

Затем было подано исковое заявление в суд.

 

Прежде чем писать исковое заявление, мы провели подготовительную работу и при анализе информации столкнулись с тем, что по вопросу возврата обеспечения внесенного деньгами, нет сложившейся судебной практики:

  • во-первых, в Гражданском Кодексе нет такой нормы обеспечения, как внесение денежных средств.
  • во-вторых, статья 96 Закона 44-ФЗ не регламентирует возврат обеспечения в случае одностороннего расторжения контракта.

Изучив внимательно имеющиеся у нас документы и контракт на поставку, мы составили следующую правовую позицию:

 

  • денежные средства, внесенные в качестве обеспечения исполнения контракта, квалифицируются, как залог (то есть подлежат применению ст.ст. 334, 337, 349 ГК РФ). Следует отметить — в конкурсной документации было прописано, что эти деньги являются залоговой суммой;
  • в ГК РФ, Законе 44-ФЗ и контракте, отсутствуют нормы об удержании суммы обеспечения при расторжении контракта;
  • в контракте отсутствуют условия об обращении взыскания на денежные средства во внесудебном порядке.

 

Следовательно, МКУ удерживая денежные средства и не предъявляя иных требований, например, об убытках в связи с неисполнением контракта, неосновательно обогатилось.

 

Суды первой и второй инстанции не приняли эту позицию, указав на недоказанность необоснованного удержания МКУ денежных средств.

Кассационная инстанция не согласилась с доводами нижестоящих судов и заняла нашу позицию, дополнительно указав, что удержание обеспечения в большей сумме, чем существующее требование МКУ (к моменту удовлетворения), противоречит компенсационному характеру гражданской ответственности.

Таким образом, мы достигли поставленной цели, обеспечив возврат клиенту суммы обеспечения исполнения контракта.

 

9 февраля 2020     Тэги: